Вестник Магнаврской высшей школы

Kyanamra

Председатель Государственного Совета Российской империи

Kyanamra

Председатель Государственного Совета Российской империи
9.265
2.040
  • Панель управления
  • #1

ВЕСТНИК МАГНАВРСКОЙ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

В Вестнике Магнаврской высшей школы публикуются результаты исследований и иных работ представителей Магнаврской высшей школы — византийской государственной академии.


Kyanamra, Semenar. «Институт президентства: колосс-отставник на глиняных ногах» // Вестник Магнаврской высшей школы N 1/20 (1). – Константинополь, 2020.
 
Последнее редактирование:

Kyanamra

Председатель Государственного Совета Российской империи

Kyanamra

Председатель Государственного Совета Российской империи
9.265
2.040
  • Панель управления
  • #2

ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТСТВА: КОЛОСС-ОТСТАВНИК НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ

Две недели назад вступил в должность первый Президент Альянса Christopher Vouasien. Магнаврская высшая школа изучила, как появился и эволюционировал вместе с государством институт президентства, кого и как избирали граждане проекта PolitSim, и насколько оправданными были сроки президентства, установленные законодательствами Евразийского Союза и Европейской Республики.

Источниковой базой для анализа института президентства стали 12 президентских избирательных кампаний и 13 голосований на президентских выборах. Для этого нами были подняты обширные архивы Конфедерации Вигория, Евразийского Союза и Европейской Республики. Магнаврская высшая школа благодарит бывших сотрудников Центральной Избирательной Комиссии, благодаря которым пользование архивом не составляло труда.

Данная статья – первая из серий статей про институт президента. В этой статье мы затронем общую историю этого института и попробуем приблизиться к пониманию «‎арифметики успешных выборов».

«Рождение» президента


Понятие «президент» в правовом поле проекта PolitSim появилось не сразу: впервые институт президентства появился на проекте только с преобразованием Конфедерации Вигория в Евразийский Союз. Исполнительная власть Вигории полностью концентрировалась в правительстве, глава которого – Канцлер Конфедеративного кабинета – назначался законодательной властью, а та, в свою очередь, избиралась гражданами по мажоритарной системе. Подобные механизмы не гарантировали стабильность ни правительству, ни государству в целом.

Довольно быстро эта проблема сливается с другими: классическим кризисом конфедерации, встающей перед выбором полного распада или форсированного перехода к унитарным либо федеративным принципам; кризисом идей внутри Вигории; разочарованием подавляющей части населения в вигорианской концепции. Элиты, в целом, пришли к консенсусу: реформа необходима и, более того, неизбежна.

Президенты Евразии: победить парламентскую оппозицию


Новая Конституция, провозгласившая новый формат государства – Евразийский Союз – кардинально отличалась от предыдущей. Документ получил большую проработку, чем свой предшественник, в нём было пересмотрено как государственное устройство, так и формы организации политических институтов. Среди прочих новаций оказывается и институт президентства, приобретающий, как кажется, решающую роль в государстве. Президент провозглашается главой государства, ему же перепоручается формирование правительства и руководство им, подписание законов и многое, многое другое. Таким образом, характер фигуры президента непосредственным образом влияет на работоспособность государства в целом, а само государство по праву можно причислить к президентским республикам.

Matthieu
Единство
72.7%
7 января 2018 года
7 марта 2018 года

Первые президентские выборы в Евразийском Союзе проходят практически безальтернативно и сразу же попадают в историю: на текущий момент это единственные выборы, на которых явка составила менее 50% (протокол фиксирует 45,8% от общего числа избирателей). Однако не идёт речи об апатии избирателей: здесь можно лишь упомянуть о том, что в январе 2018 года особо остро стояла проблема так называемых «‎ботов», составлявших до половины от всего населения государства. Победивший с поддержкой 72,70% кандидат, Matthieu, не только станет первым главой государства на PolitSim, но и положит начало продолжительной гегемонии кандидатов партии «‎Единство» (и её идеологических наследников – «‎Демократического движения» и «‎Третьей Республики») в кресле главы государства: они будут побеждать на всех президентских выборах более года, с января 2018 до весны 2019. 7 января 2018 года в должность вступает первый в истории проекта президент.

Однако парламент оказался президенту скорее оппозиционен: уже через 3 месяца с момента принятия новой Конституции в верхах заговорили о политическом кризисе. Парламент отказывался утверждать министров, президент назначал своих кандидатов на замещающие позиции, фактически формируя правительство в правительстве. В марте политический кризис перерос в президентский путч, в котором президент попытался перехватить инициативу в принятии решений у оппозиционного парламента. Евразию спасла серия случайностей: плохо скоординированное, но мощное противодействие оппозиции и последовавший за этим раскол внутри команды президента привели сначала к провалу путча, а затем и к новым президентским и парламентским выборам.

Antonio
Единство
53.8%
22 марта 2018 года
5 июля 2018 года
Antonio
Беспартийный
70%
13 августа 2018 года
1 августа 2018 года

Вторые в истории Евразии президентские выборы были уже конкурентными: провалившийся путч накалил политическую ситуацию, о чём свидетельствуют 92,86% явки. Парламентское большинство, оппозиционное ушедшему в отставку президенту, решается выставить своего кандидата на президентских выборах: Арман противопоставляется Antonio, новому кандидату от «‎Единства». В этот раз кандидаты «‎Единства» побеждают и на президентских, и на парламентских выборах; Antonio набирает 53,80% голосов избирателей.

В мае «‎Единство» сменяется «‎Демократическим движением»: по-новому расставляются акценты, видоизменяется программа, что позволяет переформатировать большинство и закрепить его на выборах в Парламент ЕАС III созыва. «‎Демократическое движение» и далее остаётся пропрезидентской партией и поддерживает Antonio при его выдвижении на второй срок в июле 2018 года. На третьих в истории президентских выборах, таких же безальтернативных как и первые, он набирает 70% голосов.

Второй срок Antonio оказывается недолгим: уже в конце июля «‎антоновская стабильность» оказывается под ударом «‎клоногейта»: президент атакуется со всех сторон и активно ищет выходы из положения. Ни поправки в Конституцию, ни намёки на необходимость импичмента не срабатывают, и, в конце концов, президент подаёт в отставку (см. Kyanamra. «‎Новая Береста»: Вечеря,№3. Москва, 2018). Мы должны зафиксировать: впервые президент отрабатывает полный президентский срок и впервые переизбирается на второй.

Palpatine
Демократическое движение
70.6%*
13 августа 2018 года
16 января 2019 года
Palpatine
Третья Республика
53.3%
16 января 2019 года
6 марта 2019 года

*второй тур
Отставка президента оказалась потрясением для государства, такой расклад никак не увязывался с прошедшими безальтернативными выборами. Все политические силы были просто «‎вынуждены» активизироваться и представить своих кандидатов. Как следствие, следующая избирательная кампания оказывается самой мощной и конкурентной за всё время существования проекта – «‎в лоб» сходятся три политических тяжеловеса: Palpatine, Арман и Andre. Все три кандидата, впервые в истории президентских выборов, предлагают три радикально разнящихся пути развития государства – от сохранения до полного реформирования в две различные крайности.

Гонка оказывается настолько серьёзной, что ни один из кандидатов не получает решающего перевеса в первом туре: фаворит гонки, Palpatine (также поддержанный «‎Демократическим движением»), набирает в нём только 38,9% при явке в 94,74% избирателей. Впервые ЦИК оказывается вынуждена применить процедуру второго тура для президентских выборов: в нём Palpatine удаётся консолидировать противников Арман и набрать 70,6% голосов.

Радикальная программа преобразований нового президента наталкивается на отсутствие конституционного большинства в евразийском парламенте: проблема решается с роспуском парламента через успешный референдум. В октябре 2018 года в противостоянии президента и парламента в Евразийском Союзе ставится точка – теперь парламент работает только на президента, а вся политическая оппозиция сужается до меньшинства, не сумевшего или не захотевшего найти компромиссы с новой властью.

Откат назад и скачок вперёд: теряет ли президент правительство?


Дальнейшие действия Palpatine направлены на реализацию новой концепции «‎Третьей Республики», предполагающей радикальной реформирование государства. На очередном декабрьском референдуме Евразийский Союз сменяется Европейской Республикой: конфедерация, пройдя этап неопределившейся федерации, дрейфует дальше и становится унитарным государством.

В ходе реформы институт президентства сильно «‎облегчается», часть его возможностей возвращается правительству и новой фигуре премьер-министра. Обновлённое президентство позиционируется как высший государственный арбитраж и гармонизирующая сила на самой вершине власти. В процедуре избрания президента меняется совсем немного: процедура облегченного выдвижения кандидатов парламентскими партиями распространяется теперь на все партии.

Полномочия действовавшего президента продлеваются в декабре 2018 ещё на месяц, а в январе он сталкивается с последним мощным сопротивлением со стороны оппозиции: в выборах решает принять участие Semenar, поддержанный большей частью оппозиции. Явка на выборах составила 88,24%, результат действовавшего президента – 53,3% – оказался сильно ниже августовского.

6 марта 2019 года, на фоне конфликтов и возрождения оппозиции в Республиканской Ассамблее III созыва, первый президент Европейской Республики подаёт в отставку. Президентство Palpatine можно назвать самым долгим за всю историю проекта: оно продлилось более полугода.

Andre
Беспартийный
71.4%
24 марта 2019 года
14 июня 2019 года

С очередной отставкой президента политические силы вновь ищут кандидатов, готовых следующие 4 месяца посвятить президентским обязанностям. На выборах вновь официально участвуют коммунисты в лице Арман, его оппонентом становится Andre, занявший последнее место на выборах в августе 2018. Здесь он берёт реванш: из 77,78% проголосовавших граждан 71,4% проголосовали за него. Этот результат оказывается самым успешным среди всех альтернативных выборов в Евразийском Союзе и Европейской Республике; при этом на выборах впервые побеждает независимый кандидат.

Президенту удаётся сработаться с новым парламентским большинством «‎Третьей Республики», но события вновь разрабатываются против института президентства. По причинам личного характера президент Andre подаёт в отставку: планы развития и только-только установившийся баланс сил вновь оказываются нарушенными.

Роберт Макнамара
Третья Республика
87.5%
21 июня 2019 года
26 октября 2019 года

В этот раз власть в лице «‎Третьей Республики» реагирует быстрее, кандидатом от неё становится Роберт Макнамара. На безальтернативных выборах он набирает 87,5% голосов при общей явке в 66,67%. Его президентство становится вторым за историю полностью отработанным сроком. Этому, вероятно, способствовали два фактора: традиционное «летнее затишье», которое ещё предстоит доказать и обосновать, и отсутствие каких-либо политических потрясений при абсолютной поддержке со стороны парламента.

Однако политическое затишье не может быть бесконечным, политическая конъюнктура резко меняется, и к концу президентской каденции становится очевидно, что Роберт Макнамара не будет выдвигаться на новый президентский срок. Он становится первым президентом, по итогам своей деятельности не ушедший в отставку: его полномочия прекращаются в обычном конституционном порядке.

Новые выборы привносят в историю института президентства ещё один прецедент. В кресло президента хочет вернуться Andre, выборы безальтернативные, но происходит уникальное событие: голоса 75,0% избирателей разделяются поровну за и против его кандидатуры. Выборы сорваны, впервые на PolitSim протестное голосование вынуждает провести повторные президентские выборы.

Пал Сергеич
Беспартийный
53.3%
26 октября 2019 года
19 февраля 2020 года
Пал Сергеич
Беспартийный
70.6%
19 февраля 2020 года
23 февраля 2020 года

Конец календарного года традиционно считается одним из самых активных периодов. Политическая обстановка к новым президентским выборам накаляется, на выборы накладывается общее недовольство деятельностью правительства. В такой ситуации оппонентом Fredrik становится Пал Сергеич. Победа даётся ему с минимальным отрывом: 53,3% против 46,7% у Fredrik, явка составила 93,75%.

На политическом поле после этих выборов происходить радикальная трансформация политических сил, готовящихся к противостоянию в парламенте в новом 2020 году. В этой ситуации Пал Сергеич возвращается к роли, заложенной для президента в европейской конституции – роли арбитра и примирителя. Первый его срок оказывается в целом успешен, и на следующих выборах ему удаётся добиться 70,6% голосов избирателей.

Новый срок оказывается недолгим: разгоревшиеся баталии между двумя ведущими политическими партиями ‎раскаляют ситуацию настолько, что государство оказывается на грани полного краха. Президент уходит в отставку, до половины всего населения Европейской Республики покидает страну.

Matthieu
ПЛЕД
100%
4 апреля 2020 года
1 июля 2020 года

Следующее несколько месяцев существования Европейской Республики и её институтов можно представить, с некоторой уже имеющейся исторической дистанции, как агонию: полная апатия населения, неприспособленность государственных институтов к функционированию при неполной комплектации, сложные механизмы принятия решения приводят к тому, что более трёх месяцев проводятся различные реформы, направленные на полное переустройство государства.

Реформы возглавляет Kyanamra, становящийся пятым президентом Европейской Республики с результатом 100% при явке в 50%. По итогам нескольких месяцев реформ команда реформаторов приходит к выводу о необходимости упразднения государственности, соответствующее решение вступает в силу 1 июля 2020 года по итогам всенародного референдума.

Президент возвращает власть


История Североатлантического Альянса только начинается, но уже необходимо сказать о тех преобразованиях, которые постигли здесь институт президентства. Президент государства вновь становится не только главой государства, но и главой правительства, возвращая себе прямой контроль над исполнительной властью. Институт отдельной фигуры главы правительства – премьер-министра – оказывается невостребованным. Кроме того, правительство вступает в новые отношения с другими органами власти, формируя принципиально иной баланс интересов внутри политического руководства страны.

Christopher Vouasien
Новые демократы
66.7%
28 октября 2020 года
Настоящее время

Первым президентом Альянса становится Christopher Vouasien. Выборы беспрецедентны по своей обстановке: впервые население избирает сразу все ключевые позиции в органах власти Альянса. Кроме того, на них впервые используется система множества избирательных участков: выборы теперь можно анализировать по странам Альянса, хотя для этого, безусловно, ещё слишком мало исследовательского материала.

Christopher Vouasien придаёт особое внимание ведению предвыборной кампании: это новый подход в её проведении, который также ещё только предстоит осмыслить и проверить на прочность на последующих президентских выборах. Как итог, действующий президент на конкурентных выборах набирает 66,7% голосов в свою поддержку.

Хронологическая шкала президентов




Арифметика выборов: популярные вопросы


Стоит взглянуть глобально на несколько показателей. Как уже отмечалось, в исследовании рассматривалось 12 президентских избирательных кампаний, в том числе 1 неуспешная, и 13 голосований на выборах президента, в том числе 1 второй тур. К каждому из показателей попробуем подойти с позиции возможных популярных вопросов.

Сколько всего президентов и как надолго избирали?
За весь наблюдаемый период гражданами было избрано 8 президентов, из них 3 было переизбрано на второй срок. Более чем в половине случаев инкумбентом принималось решение не выдвигаться на новый срок, что было обусловлено следующим фактором.

Президентский срок и в Евразийском Союзе, и в Европейской Республике составлял 4 месяца. Традиционно президент оказывается слишком зависимым от ситуации в стране: любые крупные провалы в государственной политике так или иначе связываются, заслуженно или нет, с президентом, президент же несёт за них ответственность как глава государства. Кроме того, мы предполагаем серьёзный психологический фактор. Взглянем на статистику отставок президентов. Из 11 президентских сроков:
— 4 завершаются по истечении конституционного срока полномочий;
— 6 завершаются досрочным сложением полномочий (в том числе 1 – по причине упразднения государства);
— 1 продолжается в настоящий момент.
В абсолютных значениях, из 7 президентов, ранее занимавших данный пост, только 1 не ушёл в отставку досрочно. Ни один президент не смог удержаться до конца или даже середины второго срока. При этом, рассматривая каждую отставку в отдельности, мы не можем назвать единой причины, побудившей президента принять подобное решение: здесь может быть и серьёзное государственное потрясение, и сильное эмоциональное напряжение, с ним связанное, и неприязнь внутри высших эшелонов государственной власти, и отсутствие сильной команды, готовой поддержать.

Мы склоняемся к выводу, что 4 месяца, а тем более 8 (более полугода!), оказываются слишком длительным сроком для любого президента: команда выдыхается, происходит спад активности, начинаются системные проблемы – список можно продолжать, но основной причиной является именно усталость, причём усталость как самого президента и его команды, так и населения, желающего очередных перемен. Сокращение президентского срока до 90 суток, произведённое при принятии Конституции Североатлантического Альянса, может привести не только к возрастанию числа «успешно завершившихся» сроков, но и к повышению интереса инкумбентов к переизбранию.

Интересны ли избирателю президентские выборы?
Стоит рассмотреть и заинтересованность избирателей в участии в голосовании на президентских выборах. Трудной задачей представляется здесь отделение так называемых «ботов» от основной массы избирателей – угроза запутаться в дефинициях указанного термина и применения его к каждому из избирателей заставляет нас в целом уравнять их по избирательной активности между собой, во всяком случае сейчас.

Зафиксируем два показателя, между которыми колеблется явка за все прошедшие 13 избирательных кампаний: 45,80% и 100%. Первый результат был достигнут на первых в истории президентских выборах в январе 2018 года, второй – в октябре 2020. Однако это совершенно не значит, что значение явки росло все эти годы: низкие результаты наблюдались на всём протяжении изучаемого периода.

Вместе с тем прослеживается другая зависимость, которая, как кажется, действительно влияет на активность избирателей в дни голосования. Это – конкурентность выборов.

Обратимся к очередному графику. Точками здесь представлена зависимость явки от числа кандидатов, участвующих на президентских выборах. Чем точка правее – тем больше кандидатов, чем выше – тем выше явка. Легко заметить, что наличие хотя бы двух кандидатов заметно повышает интерес к выборам и их результатам и это логично: на безальтернативных выборах кажется, что с единственным кандидатом всё очевидно (хотя у нас уже есть одно исключение, которое, впрочем, лишь подтверждает общее правило).

За всю историю наблюдений у нас нет случая, когда альтернативные выборы собирали бы менее 75% от всех избирателей страны, а для безальтернативных выборов это скорее обыденное явление. Безальтернативные выборы, особенно в летние кампании, происходят, помимо всего прочего, на фоне спада интереса к проекту (см. Antonio. Индекс политической активности: «‎Альянс против ЕР: активность с чувством неопределенности». Токио, 2020). Вместе с тем, прямой взаимосвязи между явкой и числом зарегистрированных избирателей не обнаружено: процент заинтересованных в целом не претерпевает серьёзных изменений при значительном изменении – снижении или росте – численности населения.

Влияет ли явка на процент победителя?
Ответ на этот вопрос напрямую связан с предыдущим. Безальтернативные выборы обычно «сушат» явку: президентская избирательная кампания в таких ситуациях обычна крайне пассивна, кандидат в президенты заинтересован только в голосах своего ядерного электората: процент голосов за него растёт. Исключения здесь редки, и охарактеризовать их можно через наличие альтернативной силы, которая мобилизуется для противостояния данному кандидату, но не может противопоставить ему оппонента. Здесь мы, по сути, говорим о протестном голосовании: практика PolitSim показывает, что оно может оказаться успешным.

Иначе обстоит ситуация с конкурентными выборами. Как уже было сказано, явка на них существенно выше, поскольку мобилизуется не только провластный, но и оппозиционный электорат. Отсюда и следующая закономерность: с ростом числа проголосовавших избирателей на конкурентных выборах растёт и процент голосов, отданных не за победителя.

Отдельно стоит рассмотреть случай, пока единственный, второго тура на президентских выборах. Ситуация августа 2019 года показательна: во втором туре общая явка немного падает. Однако было бы крайне опрометчиво делать какие-либо выводы по единственному примеру: сейчас стоит лишь зафиксировать наличие такого случая в нашей практике.

Наконец, имеющиеся у нас данные фиксируют ещё одну, как предполагается, закономерность: на перевыборах инкумбента явка ниже, чем на первых его выборах. Это прослеживается на повторных выборах всех трёх инкумбентов: Antonio, Palpatine и Пал Сергеич. Здесь, однако, стоит заметить, что такие выборы чаще всего – в 2 из 3 случаев – оказываются безальтернативными, и на них работает большая часть закономерностей по явке и проценту голосов за победителя, применимых к безальтернативным выборам.

Промежуточный итог


В этой статье мы подошли к институту президентства со стороны «арифметики выборов», тех закономерностей, которые можно проследить за три года истории этого института на просторах проекта PolitSim. Параллельно мы просмотрели общую историческую канву всех 11 президентских сроков, не углубляясь в вопросы функционирования и сожительства институтов; связанных с президентом лиц, структур и политик; личностей президентов; и лишь краем коснувшись вопроса устойчивости института президентства. Эти и другие вопросы требуют дальнейшего изучения, и некоторые из них будут рассмотрены Магнаврской высшей школой в дальнейшем.


Вестник Магнаврской высшей школы N 1/20 (1)
Константинополь, 2020



 
Последнее редактирование:
Сверху